Продать нельзя освоить – Вести Экономика, 17.08.2019

Продать нельзя освоить – Вести Экономика, 17.08.2019


Москва, 17 августа — «Вести.Экономика» Предложение Трампа датчанам «продать Гренландию», высказанное им в его привычном стиле, пока не рассматривается датским правительством официально. Неофициально оно уже отвергнуто представителями властей автономной Гренландии и самой Дании в терминах «не продаётся». Но вопрос вряд ли закрыт, т.к. для многих политиков в США он уже выглядит «своевременным».

С учётом экономической ситуации в самой Гренландии, неспособности Дании развивать свой гигантский автономный регион и невозможности ЕС участвовать в этом экономически и политически, регион должен рано или поздно получить «ответственного собственника» находящихся там активов.

«Активы» — это не только 2.1 млн. км2 полностью государственной земли, полезные ископаемые и запасы углеводородов на шельфе. Стратегическое положение в Арктике, относящиеся к Гренландии морские биоресурсы, запасы пресной воды – всё это не может использоваться малонаселённой автономией и её бывшим сувереном. Для этого нет даже трудовых ресурсов (а миграционное законодательство Дании не только не стимулирует, но и крайне затрудняет приток туда рабочей силы).

Поэтому, власти Дании (и самой страны-Гренландии) вынуждены будут поставить запятую в вынесенном в заголовок предложении. И вполне возможно, что запятая будет после первого слова. Пусть даже – через много лет после Трампа, который всё равно сможет войти в американскую историю, как инициатор сделки.

Алексей Голубович, главный стратег, управляющий директор Arbat Capital

Почему будет сложно «купить» Гренландию вне зависимости от суммы сделки – на первый взгляд очевидно. Во-первых, сделки купли – продажи территорий не практиковались в мире уже более 100 лет (сами США купили в 1803г. Луизиану у Франции, в 1867г. – Аляску у России, а в 1917г. – Датскую Вест-Индию у Дании, переименовав её в US Virgin Islands). Однако, экономическая несостоятельность одних стран в освоении территорий и экспансия бизнеса других всегда могут в будущем поставить некоторые правительства перед выбором «продать или потерять».

При этом, правительства, не готовые становиться «продавцами», могут потерять сначала не территорию, а власть. И после этого, ввиду распада страны или сепаратизма, поддержанного богатым «инвестором», интересующие последнего земли всё равно могут быть отделены. А в случае с Гренландией, автономия которой была значительно расширена в 2009г., отделение от бывшей метрополии в будущем не потребует никаких сепаратистских выступлений с применением насилия, а может быть проведено референдумом, результаты которого США сначала признают, а затем – трансформируют в процесс создания нового штата.

Во-вторых, в реально демократической стране трудно представить себе поддержку идеи продажи земель электоратом. Однако, при заинтересованности правительства в сделке, электорат можно купить. Причём — даже богатый электорат весьма благополучной страны. И для этого достаточно не столько предложить населению много денег, сколько объяснить, что развитие и просто сохранение контроля над гигантской территорией потребует новых расходов (бюджет Гренландии уже на 2/3 финансируется Данией) и новых налогов. А расходы будут увеличиваться ввиду нарастания экологических проблем, оттока населения (с 1990г. держится на уровне около 56 тыс. чел., фактически сокращаясь ввиду безработицы и переезда на работу за границу).

В-третьих, почти ничего не производя, экспортирую лишь рыбу и, не разрабатывая полезные ископаемые (запасы нефти огромны, но добыча в обозримом будущем не рентабельна), Гренландия, на первый взгляд, действительно зависит от Дании. По статистике торговля регион привязана сильнее всего ем к Дании, но не к ЕС (из которого Гренландия вышла ещё в 1985г., посчитав, что ей выгоднее получать с Евросоюза ежегодную плату за лов рыбы в своих водах). Около 55% экспорта (рыба и морепродукты) идёт в Данию, 15% — в Китай, до 10% — в Россию. Импорт – около 600 млн. USD (суда, самолёты и запчасти к ним, стройматериалы и продовольствие) также поступают в основном от датских компаний, но, ввиду незначительности этой суммы, он может быть переориентирован на США в любой момент.

Таким образом, сегодня нет фундаментальных причин, препятствующих мирному переходу почти самостоятельной автономии под юрисдикцию США. Интереснее посмотреть, какие факторы будут способствовать сделке. Можно выделить политические, финансовые и демографические факторы.

Дания – давний союзник США. И во время 2-й Мировой войны Грендандия была передана в управление США. Сегодня это выражается и в благоприятном режиме работы на территории Гренландии самой северной американской военной базы, и в экономически вредном для Дании, но выгодном США препятствованию строительства «Северного потока». Дании не нужно рассматривать в парламенте вопрос «прдажи», чтобы не огорчить союзника отказом и не создавать кризис в отношениях с автономией. Достаточно будет начать долгосрочные переговоры о передаче территории Гренландии в аренду (на 99 лет, например). Подобные прецеденты хорошо известны (от Гонконга, где аренда закончилась, до «частичной» аренды Шпицбергена СССР, которая стала нецелесообразной, но, при наличии у арендатора сил и средств могла бы постепенно стать «вечной»). Для США не составит большого труда выплачивать не столько Дании, сколько самой автономии, сумму, близкую к ВВП Гренландии – около 1 млрд. долл. в год в обмен на права создавать бизнесы, инфраструктуру, налоговую и правовую систему — по своим стандартам. Через несколько десятков лет освоения региона и кратного увеличения численности населения, в ходе следующего референдума, уже никто не расторгнет договор аренды, а вопрос объединения с США решится сам собой.

Инициатива Трампа – не признак его «неадекватности», о которой немедленно заговорили некоторые европейские политики, а неизбежное следствие «становления нового миропорядка» и «глобализации. Процессы интеграции государств и изменения в соотношении сил всегда во многом определялись динамикой их ВВП и международной торговлей. Сегодня это во всё большей степени фактор международных финансов. «ФРС и Минфин США — вместо пушек» — так можно охарактеризовать современный метод расширения «жизненного пространства».

Даже, если стоимость аренды и последующего освоения Гренландии обойдется бюджету США в десятки миллиардов долларов на следующие несколько лет, а будущая «покупка» — в сотни миллиардов, эти деньги не будут очень заметны на фоне прочих затрат бюджета (только обслуживание текущего госдолга США – это более 600 млрд. USD). Одобрить такие траты в Конгрессе США будет проще, чем несколько миллиардов на «стену с Мексикой» (где вопрос – внутриполитический). А «напечататать» долговых обязательств на финансирование аренды (покупки) Гренландии – совсем не сложно. Тем более, что для финансирования этого эпохального мероприятия можно будет привлечь и частный капитал – от private equity до венчурных фондов.

Обосновать политическую значимость приобретения и расходов на него в Конгрессе проще всего будет, рассказывая не только о необходимости борьбы с иностранными угрозами в Арктике, но и приводя конкретные примеры «китайского проникновения» в Гренландию (вроде уже начавшегося продвижения дешёвого китайского оборудования для связи и аэропортов в Гренландию через местные правительственные тендеры и т.п.)

Экономически проект представляется на первый взгляд крайне сложным – никто не оценивал пока затраты. Однако, вполне возможно, что бизнес планы уже существуют.

Сделка, если она состоится (как аренда на текущем этапе), откроет новые возможности для США в расширении влияния на экономику не только ближайших соседей (не только Канады и России, но и Исландии, которая окажется под влиянием США несравнимо больше, чем под европейским), но и «приблизит» американские компании к границам ЕС. Это означает пересмотр очень многих соглашений по морским биоресурсам, использованию морского шельфа Арктики и северной части Атлантического океана.

Демография, безусловно, станет важнейшим фактором вероятного будущего «поглощения». На примере соседней Исландии видно, что отсутствие притока населения в маленькой стране (хотя в Исландии живёт почти в 25 раз больше людей, чем в Гренландии), приводит к сокращению численности, оттоку квалифицированных кадров, медицинским проблемам. В Исландии, в частности, пишут о тенденции отъезда молодых мужчин на работу в США, а замены этого оттока пока не найдено. Маленькое население Гренландии не только может оказаться «растворённым» в притоке американской рабочей силы, но и будет тем самым «спасено» от постепенного исчезновения.

Если сделка состоится (скорее – в форме долгосрочной аренды), то она станет важным прецедентом для других стран. Многие государства смогут ссылаться на этот позитивный пример развития территорий и сдавать что-то в аренду – например китайцам.

Есть ли в «поглощении Гренландии» военные угрозы для России – вопрос к военным экспертам. Но скорее всего, для нашей страны все подобные «вызовы» лежат уже в сфере экономики (которой надо заниматься, в т.ч. не только стандартными монетарными методами, но и путём долгосрочного планирования) и демографии – ведь ряд северных регионов России отличается от Гренландии только удалённостью от США и очень низким уровнем жизни.

Автор текста: Алексей Голубович, главный стратег, управляющий директор Arbat Capital



Source link

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *